Олег Кузнецов: Пашинян не легитимен, он институциален

11 октября 2018 10:43

Новости-Азербайджан.  С приходом во власть Пашиняна ситуация в Армении дестабилизировалась. Армения разделилась на два фронта: старая власть в лице Сержа Саргсяна, и новая - в лице Никола Пашиняна. На сегодняшний день ключевым моментом противостояния являются выборы в парламент Армении. Судя по последним сводкам, РПА согласилась не выдвигать своего кандидата и провести выборы в декабре.

О политической ситуации в Армении Новости-Азербайджан побеседовали с российским историком и политологом Олегом Кузнецовым.

Как вы думаете, можно ли считать, что после долгого сопротивления Республиканцы все же сдались?

Формулировка вашего вопроса  предполагает, что Пашинян и Саргсян в момент передачи власти находились в равных весовых категориях, а смена была соблюдена в соответствии с формальными легитимными процедурами. Но этого в Армении не было. Была революция или государственный переворот - это кому как нравится называть, суть случившегося от этого не меняется. Согласно той модели, которую вы изложили в своем вопросе, предполагается передача власти от одной элиты или партийно-политической группировки к другой. Но Пашинян никогда не был не представителем, ни лидером какой-либо элиты или властной группы, корпорации или клана, за ним не было олигархов и принадлежащих им корпораций. У него нет даже партии в полном понимании этого слова. Если говорить языком политологии, то он институциален, но не легитимен. Проще говоря, его нахождение на вершине власти сегодня является результатом неформального согласия с этим самых разных слоев и групп внутри армянского общества, своего рода открытая система неустойчивого равновесия, существование которой всецело зависит от нахождения в процессе движения. Вы совершенно правильно отметили, что относительная стабильность ситуации в Армении обусловлена наличием общего вектора движения - досрочными или внеочередными парламентскими выборами, на чем и строится сейчас внутриармянский консенсус. Все противоборствующие или конкурирующие силы внутри Армении сегодня хотят только одного - кардинального изменения ситуации, причем в рамках исполнения закона или видимости соблюдения закона, и именно это пока стабилизирует армянское общество от острого социального взрыва с неконтролируемыми последствиями. Сейчас все внутреннее противостояние в Армении происходит в рамках подготовки к выборам и не затрагивает сферы экономики и социальных вопросов. Армяне, как традиционно гонимая нация, прекрасно знают, что во время войны, в первую очередь, страдают женщины, дети и бизнес, поэтому ни одна из сторон не начинает конфликта. В шахматах есть такое понятие, как цугцванг, когда каждый последующий ход только ухудшает ситуацию. В такой ситуации тот, кто первым сделает необдуманный ход, тот однозначно проиграет. Сейчас обе стороны находятся в состоянии политического сюрпляса, есть такое понятие в велогонках, когда на треке каждый из гонщиков балансирует, стоя на месте, выбирая более выгодную позицию и момент для атаки. Но состояние внешней неопределенности продлиться ровно до первой ошибки одной из сторон.

Республиканская партия Армении не сдалась, она ждет свой шанс, чтобы перехватить инициативу и перейти в контрнаступление. До последнего времени она очень грамотно и организованно отступала, но при этом сдавала одну позицию за другой только потому, что была вынуждена под влиянием угрозы общественного насилия соблюдать те самые законы, которые сама же и принимала. Как только ее лидеры пытаются вести себя не в соответствии с буквой закона, а исходя из чувства самосохранения, то сразу же на улицы Пашинян выводит десятки тысяч людей, которые требуют от сторонников Саргсяна только одного - безусловного исполнения законов, которые они сами и создали. Как только процесс дошел по точки, которая в законе прописана не была, или, как говорят юристы, до лакуны нормотворчества, так РПА сразу же решила дополнить закон в свою пользу и, тем самым, сорвать внеочередные парламентские выборы, в ответ на что Пашинян вывел своих сторонников на улицы Еревана и уволил министров, предложенных этой партией, сократив тем самым административные ресурсы, которая она могла задействовать в своих интересах. В данный момент Пашинян, точнее его консультанты или даже кукловоды, интеллектуально переигрывает Саргсяна и его команду, которые сами себя лишили маневра в правовом пространстве, выстроив, как показала практика, весьма ущербную правовую систему страны. Так что пока РПА вынуждена отступать, чтобы не оказаться вне закона.

Следующий вопрос касается саммита Франкофонии.  Как заявил глава МИД Армении, по окончании 17-го саммита Франкофонии в Ереване будет принято 6 резолюций, одна из которых касается политических вопросов, там будет формулировка касательно карабахского конфликта. Насколько будет легитимной резолюция по Карабаху принятая Франкофонией? И о какой формулировке может идти речь?

В ответе на этот вопрос я буду краток и даже лапидарен. Франкофония - это своего рода клуб по интересам, наподобие Лиги арабских государств, решения или резолюции  которого не имеют никакого обязывающего с позиции норм международного права значения для других стран и народов. Скажу более цинично: у стран-участниц этого клуба нет никакой возможности - ни политической, ни экономической, ни военной - заставить кого-либо в этом мире уважать свои решения. Так что, каким бы не были по содержанию принятые резолюции, их цена даже в моральном плане сегодня равна нулю. Конечно же, Пашинян выжмет из них максимум на внутриполитическом фронте, ради чего, собственно, вся эта суматоха и организовывалась, но для внешнего использования это будет совсем непригодный товар. Поэтому мне совершенно безразлично содержание этих резолюций, которые если где и найдут свое отражение, то только в статьях русскоязычной Википедии, написание которых будет проспонсировано армянским бизнесом в России. Не более того.

Все сказанное выше в полой мере относится и к резолюции этого заседания клуба любителей Франции относительно Карабаха. Какое бы содержание она не имела, официальный Париж в любой момент проигнорирует ее, как листок чистой бумаги, когда речь пойдет о реальной политике, а не о громких декларациях в поддержку позиции какого-то одного кандидата в борьбе за власть в Армении.

И волнующий всех вопрос, к кому потянется Армения после парламентских выборов, в случае, если Пашинян станет полноправным премьер-министром?

Данный вопрос я пока считаю преждевременным, потому что никто сегодня в реальности не знает, как будут разворачиваться события в Армении до выборов, не говоря уже о том, что произойдет после. Сейчас ситуация в Армении, на мой взгляд, развивается по своему собственному сценарию, а не по либретто, написанному в Вашингтоне или Москве. Влияние Кремля или Белого дома на внутриполитические процессы в Армении при взгляде из-за рубежа гипертрофируется в зависимости от того, кто с какой позиции и под каким углом зрения смотрит. Сегодня в мире более или менее адекватной картиной происходящего в Армении обладают только американцы, наводнившие эту страну своими агентами влияния в лице самых разнообразных НКО и НПО. Но и они вряд ли мониторят ситуацию в полном объеме, поскольку с момента своего создания были рассчитаны на власть или оппозицию, а не на все армянское общество в целом. Поэтому я говорю совершенно откровенно и честно - у меня нет конкретного ответа на этот ваш вопрос по причине отсутствия достаточного объема объективной и достоверной информации.

Единственное, о чем я могу говорить совершенно определенно, так это только о своих чувствах в отношении данной ситуации. Я очень надеюсь, что политическая система Армении, созданная военной хунтой бывших полевых командиров незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха, аморальная и преступная по своей сущности, будет уничтожена. Я очень надеюсь на то, что теория цегакрона или расового превосходства армян, которая последние полтора десятилетия была государственной идеологией Армении, будет публично осуждена в этой стране и предана забвению, а памятник ее создателю Гарегину Нжде в Ереване будет, если не снесен, то очень тихо демонтирован. Я очень хочу, чтобы в Армении восторжествовали права человека и основные свободы,  а не зависимости от национальной или расовой принадлежности, а демократический политический режим распространялся не только на озлобившихся на окружающий мир в своем национализме армян. Поэтому я хочу, чтобы в своем самосознании Армения шагнула из средневековья в современное постиндустриальное общество, в котором идеям цегакрона нет места. После чего будет совершенно не важно, какую позицию она будет занимать - пророссийскую, проамериканскую или проармянскую.

Гусейн Сафаров