Бакинец, автор «Покровских ворот» Леонид Зорин: Забыть Баку невозможно…

5 декабря 2018 11:29    /    Культура    /    1 359

Новости-Азербайджан.  Леониду Зорину, драматургу и поэту, автору "Варшавской мелодии", "Римской комедии", "Покровских ворот" сейчас девяносто четыре, но каждое утро, ровно в десять, после завтрака, он садится за письменный стол. Пишет ручкой, в тетради, ровным, аккуратным почерком. Не может не писать!

Леонид Генрихович обедал с Горьким, его имя произносил Сталин, и он помнит тот Баку, о котором очень немногие могли бы сейчас рассказать. Баку двадцатых-тридцатых годов... Его ветры, паровозные гудки и шум моря...

- Леонид Генрихович, когда вы в последний раз были в родном Баку?

- К сожалению, очень давно. Мне говорили, что город очень изменился, изменился до неузнаваемости. Но я этого уже не увидел и, наверное, не увижу... Я знаю, что моего дома и моей улицы больше нет. Сохранилось только здание консерватории, под 83-м номером. Я приезжал в последний раз в 1968 году, всего на один день, постоял у могилы отца - мой отец похоронен в Баку. А на следующий день, утром, в Москве меня уже ждал самолет, на котором мы улетали с Театром Вахтангова на гастроли в Лозанну, Женеву и Париж.

А забыть Баку, конечно, невозможно... Это был особенный город, таких городов в Советском Союзе я знаю всего два. Это Одесса и Баку. Удивительно полиэтничные и многонациональные. Баку был поразительным в этом отношении "муравейником"! У меня в "Старой рукописи" много моих ранних бакинских впечатлений. Кто там только не жил! И лезгины, и таты, и греки, и русские, и евреи... Баку отличался особенной дружбой и сплоченностью. Бакинцы узнавали друг друга везде и поддерживали друг друга, когда судьба вырывала нас из Баку. Встречаешь бакинца в Москве - и по душе прокатывается теплая волна! Мы все были из одной, грандиозной "коммунальной квартиры"! Существовало какое-то совершенно волшебное братство. Жизнь была бедная, озабоченная, шумная, горластая, веселая - такая, какой она и должна быть в приморском городе. Море очень воздействовало на эту жизнь.

А приморская часть, Приморский бульвар - это было, конечно, чудо. Чудо из простора и уюта, вот такое смешение. Мне хочется сравнить Баку с гнездом. Уютный, теплый город, а море создавало ощущение простора и - постоянный ветер над ним. Ветер дальних странствий. Мое детство прошло под шум моря, паровозные гудки и шелест ветра, и я уже тогда смутно чувствовал, что они меня из родного города унесут. И унесли!

- Вы были знакомы лично не только с Горьким, но и с гордостью азербайджанской поэзии Самедом Вургуном.

- Самед Вургун, действительно, знал меня с девятилетнего возраста, и именно он посоветовал мне ехать в Москву, поступать в Литературный институт. И я приехал. Без гроша в кармане, снял угол в коммуналке...

- Обитатели этой коммуналки благодаря вам прославились на весь Советский Союз. Их фразы стали крылатыми. "Хоботов, это мелко!", "Натюрлих, Маргарита Павловна!", "Кто не пьет, назови!". "Кафе-бар. Я догоню!".

- Однажды произошел смешной случай. Я включил радио и неожиданно наткнулся на викторину, посвященную "Покровским воротам". Ведущий задает вопрос: "Как Маргарита Павловна называла Хоботова?". В прямом эфире радиостанции раздается звонок. Смущенный, совсем юный мальчишеский голос. "Здравствуйте, меня зовут Вова, мне семь лет". "Так как же называла Хоботова Маргарита Павловна, Вова?". Семилетний Вова уверенно произносит: "Она называла его "Тайный эротоман"! Я так хохотал...

- Все их реплики, их жизнь - насколько они реалистичны и каков процент выдумки?

- Эти люди существовали на самом деле, были моими соседями. "Хоботов" изучал романские языки, "Маргарита Павловна" была переводчиком с французского, причем очень-очень известным переводчиком, Велюров - артистом московской эстрады. Но многое я, конечно же, выдумал.

- Что они вам сказали после выхода "Покровских ворот"?

- Я давно переехал и мне неизвестно доподлинно. Но у моих знакомых были в свою очередь знакомые, которые знали "Хоботова" и до меня дошли слухи, что да, смотрели. А как восприняли - не знаю...

- В десять лет вышел ваш первый сборник стихов, вас пригласил в гости сам Горький, первая же ваша пьеса в Москве удостоилась постановки в Малом театре. Такой стремительный взлет... Почему же так часто получается наоборот и вундеркинды, ослепительно ярко вспыхнувшие, вскоре гаснут? Достаточно вспомнить Нику Турбину, девочку-поэта, влюбившую в себя миллионы - и таких примеров достаточно.

- Как я впоследствии узнал - Горький, оказывается, говорил обо мне со Сталиным. "Такой талантливый мальчик, надо ему помочь". И Сталин согласился, что надо помочь. Теперь я думаю: какое счастье, что это осталось лишь на словах. Если бы они действительно помогли, и мы с родителями переехали в Москву в канун репрессий, скорее всего, ни меня, ни моей семьи не было бы в живых. Баку сохранил нас. Я благословляю за это своего отца денно и нощно.

Но я бы не сказал, что у меня все складывалось очень гладко. Да, моя пьеса, которую я принес совсем юным в Малый театр, и которую там зарегистрировали под четырехзначным номером (!), была поставлена к моему огромному изумлению. Увидев этот четырехзначный номер, осознав масштаб конкуренции, я мысленно обругал себя, что свалял такого дурака, через месяц без особой надежды позвонил в театр и на меня буквально набросились: "Куда вы пропали?! Вы даже не оставили своего номера телефона! Мы ищем вас по всей Москве!". Чувства, которые я пережил в день премьеры не сравнить, наверное, ни с чем! В семнадцать лет я был уже членом Союза писателей СССР. И в то же время мне суждено было пережить пять кошмарных лет. После пьесы "Гости", оказавшейся первым произведением советской литературы, где говорится о возникновении нового класса и о перерождении, - это был пятьдесят третий год! - я оказался на волосок от ареста. Невозможно было открыть газету, или включить радио - на меня отовсюду сыпались проклятья. Совершенно жуткие! От переживаний я заработал чахотку и из одной больницы перебирался в другую. Мне случалось ночевать на лестнице в подъезде, на ступеньках! У меня не было московской прописки, и милиция гонялась за мной. Порой, разыскивая меня, милиция приходила ко мне по ночам, но мои добрые соседи меня предупреждали, завидев у дома милицейскую машину, я убегал по лестнице на верхние этажи, и там прятался до рассвета.

Эта история могла меня уничтожить. Но не уничтожила. Потому что у меня был характер. Недавно я беседовал с молодыми писателями, и они спросили меня, что я считаю самым главным. Я, практически не задумываясь, ответил: "Характер. У писателя должен быть характер. Это даже важнее, чем талант".

Москва-Баку

Новости по теме
Льва Лещенко госпитализировали - <span class="color_red">ОБНОВЛЕНО</span>

Льва Лещенко госпитализировали - ОБНОВЛЕНО

Лещенко должен был выступать в финале всероссийского конкурса "На благо мира"

9 декабря 16:28   /   Культура
«Азермарка» выпустила книгу-марку, посвященную АДР

«Азермарка» выпустила книгу-марку, посвященную АДР

Книга-марка «Азербайджан. 1918-2018» посвящена 100-летию знаменательных событий, отмечаемых в этом году

9 декабря 11:37   /   Культура
Солист Rammstein едет в Баку на встречу с фанатами

Солист Rammstein едет в Баку на встречу с фанатами

В Бакинском книжном центре 15 декабря в 18:00 состоится встреча с Тиллем Линдеманном

8 декабря 23:07   /   Культура
«YARAT» представит выставку известного грузинского художника

«YARAT» представит выставку известного грузинского художника

14 декабря «YARAT» представит персональную выставку Важико Чачхиани под названием «Мухи кусаются – к дождю»

8 декабря 22:05   /   Культура
Александр Серов отменил концерт из-за болезни

Александр Серов отменил концерт из-за болезни

Певец отменил выступление в подмосковном городе Подольске

8 декабря 18:48   /   Культура
В Баку пройдут гастроли  театра &quot;Санктъ-Петербургъ Опера&quot;

В Баку пройдут гастроли театра "Санктъ-Петербургъ Опера"

18 декабря впервые в Баку состоится гала-концерт

8 декабря 15:16   /   Культура